Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

(no subject)

Доброе утро, Империя Зла.
Рассекреченный протокол к пакту молотого рибентропа вызвал по прочтении следующие вопросы.
Нас этим стыдили? Нас за это осуждали? На это ссылались в спорах о том, кто хуже гитлера - сталин или сталин? Серьезно?
Любой, кто хоть немного знает тогдашнее положение дел, сам бы первый это подписал вприпрыжку. А кто не знает - вам по ссылке краткий ликбез.
Ах, да, был еще альтернативный вариант - сесть в автострадные танки и рвануть на Берлин!

http://historyfoundation.ru/2019/06/03/ot-mjunhena-do-moskvy-pochemu-v-1939-g-ne-udalos-sozdat-antigitlerovskuju-koaliciju/?fbclid=IwAR0iGwF3gyD3aeIgt0f0F-9JQSLuntyMF17Kv1j3xNZraYNDu15Zd01e0p0

о грубости и неучтивости в деловой переписке

№ 13. 15 мая 1945 г.
Генералу армии А. И. Антонову
начальнику Генерального штаба Красной Армии,
НКО, Москва, СССР
Копия: генерал-лейтенанту К. Д. Голубеву

Генерал, я должен обратить Ваше внимание на новую жалобу, исходящую от трех британских унтер-офицеров, относительно обращения с ними со стороны Красной Армии после их освобождения.

Копию письма-жалобы прилагаю.

И. Р. Арчер контр-адмирал

Приложение к письму адмирала Арчера от 15 мая 1945 г.

«Мы, нижеподписавшиеся, объявляем, что это заявление является правильным и точным.
Скрываясь с 29 марта 1945 года в лесах в районе Ферринг, Штурмарк, мы встретились 1 апреля 1945 года в 14.30 с русскими войсками. В 18.00 этого же дня, т. е. 1 апреля 1945 года, нас вместе с русскими войсками фронта бросили в бой у Феллбекка. Позднее, в этот же вечер, нас привели в штаб дивизии и опросили. Русский офицер отказался рассматривать нас как англичан и настаивал, чтобы мы сказали ему, в составе какой немецкой дивизии мы сражались. Впоследствии нас заставили провести ночь в свинарнике в Ферринге вместе с немецкими военнопленными».

Подписали:
1064337 Дж. Данн, сержант
826068 Дж. А. Джессон, сержант
5155 Б. А. Лэси, ефрейтор

№ 241. Проект устного ответа помощника начальника ГШ КА на жалобу британской военной миссии в СССР

19 мая 1945 г.
И. о. главы британской военной миссии в СССР контр-адмиралу И. Р. Арчеру

Ваше письмо от 15 мая с. г. № 13 получено, но так как оно написано в грубой, неучтивой форме по отношению к начальнику Генерального штаба Красной Армии генералу армии Антонову как старшему в звании и служебном положении, то это письмо ему не докладывалось и докладываться не будет.

Одновременно считаю своим долгом довести до Вашего сведения, что и впредь на Ваши письма, которые будут написаны в подобной форме, ответов не последует.

Уважающий Вас, Помощник начальника
Генерального штаба Красной Армии генерал-лейтенант Н.СЛАВИН

http://www.gsvg.ru/2ww/91-voennye-missii-svyazi.html

Куда исчезнут попаданцы Сталина?

Самый зажигательный доклад Роскона-2016 - от Михаила Лапикова.

Альтернативная военная история и попаданческая фантастика с точки зрения исторического консультанта.

"...Рапорты подлинных частей на одном участке фронта порой различаются между собой полностью. Отчёты пехоты, танкистов, противотанкистов, артиллерии и авиации с той же регулярностью из общего имеют разве что топонимы. Возможность показать этот бардак читателю объёмно, и при этом сохранить весь спектр ощущений "брошенного сволочами" персонажа удачно повышает как накал драмы, так и общее качество захвата внимания читателя.
Что по любому поводу и без повода километрами строчили на имя главы профильного наркомата или тов. Сталина (лично) производственники в тылу - и вовсе не при детях будет процитировано".

сегодня праздник у ребят ликует пионерия

К дню рождения лучшего друга друзей народа - вспомним мою любимую главу из цикла 'Сталин и дураки'.

Глава 5. ПРО ЖОПУ

Давным-давно, еще при Сталине, когда в стране порядок был, приходит однажды Сталин на работу. Идет по коридору, прислушивается, как за дверьми там и сям кипит трудовая деятельность: перья скрипят, телефоны звонят, начальники ругаются, графики рисуются, отчеты тоже рисуются, план выполняется, жить становится лучше и веселей.
А Поскребышев к Берии заглядывает и говорит:
- Сталин идет по коридору.
Ему бы с такими новостями к Хрущеву заглядывать, но кто ж знал, как все обернется вскорости. Поскребышев вообще думал, что Сталин вечный. Да все так думали, может даже академик Капица. Один Сталин так не думал.
Ну, Берия хвать бумажку со стола, из кабинета выскакивает и бегом Сталину навстречу, пока другие не успели, нечего им приставать к вождю со всякой ерундой.
- Доброе утро, Коба! Как здоровье?
- Не дождешься, сукин кот, - Сталин говорит ласково. – Ладно, показывай, чего принес. Небось опять меня в газете «гавнокоманующим» пропечатали? Надо, надо нам что-то делать с институтом корректоров. Так, чтобы один раз и надолго. Чтобы и внукам хватило…
- Да понимаешь, Коба, тут-то все грамотно, без ошибок. Но такое, прямо даже и не знаю, как сказать. Короче, этот твой любимчик академик Капица совсем охренел. Написал тебе на меня донос.
Сталин аж в ладоши прихлопнул от удивления.
- И что пишет?
- Что я дурак!
- Вот это да! – Сталин говорит. – Какая свежая мысль! Ну-ка отдай цидульку, она все-таки мне адресована, верно? Та-ак, дорогой Иосиф Виссарионович… Товарищ Берия совсем не разбирается в физике, но пытается физиками руководить, очень грубо и во… волю… волюнтаристски… Что за слово такое? Я знал когда-то, но забыл.
Берия плечами пожал, говорит, спросить надо, может Хрущев знает.
- Если Хрущев знает, - Сталин ему, - то знает и свинья! Ладно, читаем дальше… Я предлагал товарищу Берии приехать к нам в институт, чтобы я учил его физике, но он в ответ только ругается нехорошими словами… Создалось невыносимое положение, вредное для работы… Берия – как дирижер, который машет палочкой перед оркестром, но не слышит музыки… Не могли бы вы, Иосиф Висарионович, объяснить товарищу Берии, что он неправ… И это письмо ему покажите, а то он все письма от меня сразу рвет и выбрасывает, не читая… Что, правда выбрасываешь?!
Берия глаза опустил и надулся, как школьник провинившийся.
- Да понимаешь, Коба, ну вот достал он меня. Вот он где у меня.
И рукой по горлу, чтобы понятно было, где.
И то ли этот жест навел Сталина на мысль, то ли еще что, только Сталин внимательно так смотрит на Берию, смотрит, и тихонько говорит, почти на ухо ему:
- А ведь помру я, Лаврентий - и жопа тебе.
Берия прямо съежился весь от этих слов. А Сталин уже погромче и поуверенней:
- Точно, Лаврентий, не станет меня – и тебе на другой же день жопа.
- Ну не надо, Коба…
- Жопа, Лаврентий!
Берия лицо руками закрыл, пенсне у него от волнения запотело, поди не поверь, если сам товарищ Сталин пообещал, что он, во-первых, помрет, а во-вторых, тебе после этого жопа.
И вдруг как рявкнет Сталин на весь Кремль:
- ЖОПА!!!
А Берия от него как дунет!
Тут как раз академик Капица с докладом к Сталину приехал. На этаж поднялся, да прямо и остолбенел.
Потому что по коридору несется мимо него Берия, завывая от ужаса и заполошно махая руками, словно черт за ним гонится. А следом и правда – сам товарищ Сталин, в прекрасном настроении, скачет, будто мальчуган, то на одной ножке, то на другой и радостно орет:
- Жопа, Лаврентий!!! Жопа!!!
Капица их взглядом проводил, повернулся и уехал.
Приезжает обратно в институт, встречает академика Сахарова. Тот его спрашивает: ну как там в Кремле, Петр Леонидыч?
Капица задумался на секунду и отвечает:
- Ну что сказать, Андрей Дмитрич… В общем, жопа там у них!

культурка так и прёт

Ужас, какие все умные и знающие.

...это стихотворение посвящено Андрею Платонову; по мнению Наймана, Платонов в письмах к возлюбленной Маше изъяснялся так: погубишь ты нашу двулюбость и хахаль твой – чмо». Я взбесился, прочитав это. Дело даже не в том, что Андрей Платонов не мог так писать, потому что слово «чмо» появилось лишь в 80-е годы – в Советской армии. Дело в том, что лучшему стилисту ХХ века, виртуозу русского слова, волею Наймана приписана косноязычная казарменная гадость.

Даю справку. Слово "чмо" появилось вовсе не в Советской, а в самой что ни на есть Красной Армии, и в годы Великой Отечественной уже широко употреблялось. ЧМО - части материального обеспечения; коннотация - тыловики, у которых зимой снега не допросишься. Отсюда возникло презрительное "чмошник".
Замечено в послевоенной "лейтенантской прозе": можете найти его хотя бы в культовой повести "На войне как на войне".
- Водку и энзе выдали, товарищ лейтенант. А чтоб два раза не ходить, я
выпросил у чмошников коробку.
Чмошниками солдаты называли хозяйственников. В переводе это слово не
выдержит никакой цензуры.

В речь военного корреспондента "Красной Звезды" капитана Платонова (ум.1951) слово это, конечно, не ложится, хотя он знал его наверняка.

Танцуй, пока пятница :)

Понятия не имею, как эта вещица проскочила мимо меня в 80-е; по идее, она должна была добраться до СССР уже в 1984 году, но я ее совсем не помню.



Парня на видео зовут Иван Дорощук. Также в составе группы замечены Стефан и Колин Дорощуки. Канадская специфика.
Men Without Hats, похоже, единственная группа из Канады, которой удалось прославиться на весь мир, "оказать влияние" и т.д. Что самое обидное, песен хороших они сделали немало, но Safety Dance просто их все задавила, задвинула на второй план, и Men Without Hats остались типичной "группой одного хита".

We can dance if we want to
We can leave your friends behind
'Cause your friends don't dance and if they don't dance
Well they're no friends of mine
I say, we can go where we want to
A place where they will never find
And we can act like we come from out of this world
Leave the real one far behind
And we can dance
пьянство - бич отсталых народов

"Сталин и дураки". Об авторе и его текстах.

В НАЧАЛО, к главам 1-2

«Дедушка старый, ему все равно…»
(вместо послесловия)

На сегодня безвестность «русского советского писателя» Корягина близка к абсолюту. Ссылки на него отсутствуют как в мемуарах ветеранов самиздата, так и в профессиональных исследованиях. Корягина определенно читали десятки людей, но те немногие, кто могли бы сейчас припомнить цикл «Сталин и дураки», забыли о нем так плотно, будто его и не было. Объясняется все просто: новеллы Корягина вытеснены из памяти. Издевательская трактовка фактов и образов советской истории, предложенная автором, вряд ли могла быть адекватно воспринята в 70-е годы. В первую очередь читателю пришлось бы отрешиться от своих политических предпочтений, воспринимая текст просто как текст. На это были способны единицы.
Collapse )