Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

33

(no subject)

Продолжаем работать с "Совершенно секретно". После мэтров и полумэтров выступает молодежь фантастического цеха :) - Олег Бондарев с мистической производственной драмой "Ныряльщик". Три полосы.

(no subject)

Когда-то мы жили в лесу.
Зюзино 70-х было краем Земли, «где можно посидеть на самом краешке, свесив ножки». Прямо за нашим кварталом начинался лес. На краю леса разворачивался сорок девятый троллейбус: дальше дороги не было. Еще тут стояла электрическая подстанция, домик лесника и «почтовый ящик». Подстанция гудела, лесник тоже потихоньку гудел, в «ящике» круглые сутки шумно лилась вода, иногда из вивария убегали в лес макаки-резусы. Была ли какая-то жизнь за лесом, мы не знали и не интересовались.
Район был в целом рабочий, и трудящимся не приходилось далеко ходить: рядом завод спецсплавов, еще какой-то завод навроде подшипникового, и чуть поглубже в город – ткацкая фабрика.
Еще имелся чудовищных размеров овраг (в нем теперь живет Газпром), и больше вроде ничего интересного.
А нам и так хорошо было. Мы очень любили свой лес, знали в нем каждую тропинку. Иногда из леса выходили лоси и бродили по району. Помню, как сейчас: я во втором классе, за окном класса - сентябрьский дождь, и через квартал неспешно бредут от Херсонской в сторону Каховки два мокрых лося, один побольше, другой поменьше…
Collapse )

А мы уйдем на север...

Москва, по единодушному мнению экспертного сообщества, расширяется не так и не туда, кроме того, ей вообще не нужно расширяться, потому что она и так спрут, вытягивающий из России деньги, людей и жизнь. И как ее развивать, чтобы никому не мешать, всем ясно. 33 процента территории города — это промышленные и военные зоны, соотношение, характерное для мегаполисов середины прошлого века (сегодня в развитых городах это 3-5 процентов). Треть города — брошенные заводы, военные части, зоны отчуждения — жуть. Но мы не можем развивать этот актив из-за транспорта, поскольку увеличение транспортных потоков на 10 процентов ведет к коллапсу, когда вечерняя пробка не рассасывается к утру. Порядок реконструкции Москвы таков — сначала надо решить транспортную проблему, потом развить промзоны, потом расширяться, если это еще нужно.

Однако ни транспорт, ни темноватые промзоны, поделенные и переделенные рейдерами, не поддаются управлению, живут себе и президентов не слушают. Президент пытается управлять тем, что ему подвластно: вывести из Москвы чиновников, учебные заведения, науку, культуру — то, что сидит на бюджете. Это попытка искать потерянные ключи в будущее не где потерял, а где светло и хорошо ищется. И то сказать: зачем Москве студенты и преподаватели, институты и музеи, чиновники и ученые? Пусть здесь остаются те, кого не удалось эвакуировать, ржавые промзоны, спальные районы, общаги мигрантов и рынки. Только надо в 2014 году Собянина и Шойгу как-то поменять местами, потому что Сергей Кужугетович более пообвыкся к чрезвычайным ситуациям, которые наступят, когда город поменяет свой профиль в означенном направлении.


Для справки:

"Данные по общей площади промзон в нынешних границах Москвы разнятся. По информации правительства Москвы, промышленные территории занимают около 27 тысяч гектаров площади столицы. [площадь города 107 тыс.гектаров]
По данным компании «Миэль-Новостройки», в границах Москвы — 15,3 тысячи гектаров промзон (без учета территорий аэропортов Внуково и Шереметьево). Это более 490 участков промышленного назначения, которые составляют 15% от общей площади города. Большинство промзон расположены в Юго-Восточном и Южном округах Москвы, на их долю приходится 19% и 15% от площади всех городских промышленных территорий."