Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Четыре сбитых боинга

Есть такой закон войны: донесения о вражеских потерях делятся штабом на два, а потом вышестоящим штабом еще на два, а там видно будет.
Потому что.
Есть такой закон войны: если над нашей территорией летела не наша фигня и упала, то к вечеру окажется:
а) фигню метко сбила ПВО;
б) фигню отважно сбили истребители N-ского полка, поднятые в небо по тревоге специально для сбития фигни;
в) фигню небрежно сбили истребители NN-ского полка, летевшие мимо по своим делам;
г) применив солдатскую смекалку, фигню ловко сбили винтовочно-пулеметным огнем из окопов;
д) тем временем, чудом остался жив заходивший на посадку пилот Кожедуб, которого сослепу приняли за немца - и ка-ак влепят ему! - но Кожедуб, везучий, плюхнулся, отряхнулся и пошел морды бить; виновные строго наказаны, включая распустившего руки пилота.
...И пять донесений лягут на стол одновременно.
Назавтра все донесения про упавшую фигню якобы подтвердятся: найдут фигню, что упала на прошлой неделе. А та фигня, что якобы упала вчера, просто нырнула в облако и дальше полетела. Но кому это интересно, за такое медалей не дают.
Все ясно?
В ситуации партизанской войны ХХI века, когда партизанам только в реале приходится туго, зато в медиапространстве они творят чего хотят, делить их официальные заявления и, тем более, "перехваты разговоров" на два, а потом еще на два, бессмысленно. Делить надо сразу нахер.
Collapse )

Приятно быть полезным :)

Соцсетями не пользуюсь, но аккаунты там забиты. Иногда приходит неожиданное.

96.55 КБ

Пишет Jacob Wolf:
"Контора наша занимается восстановлением и кастомайзингом мотоисторического железа, а также ездой на нём. Самый молодой аппарат в клубе - 70 год, самый олдовый - 44й.
Основной стиль оформления, используемый нами при кастомайзинге - боббер. База расположена в Самаре на улице Бобровская. Идея напросилась просто сама.=)))
Спасибо за идею!"

Для тех, кто не читал: пилотажная группа "Бобры" - неформальное прозвище звена Боброва из рассказа "Слабое звено". Рассказ не самостоятелен; он сделан по заказу литагента Синицына для проекта "Свой-Чужой" и представляет собой "ответку" на рассказ А.Зорича "Четыре пилота". Отвечал я тупо в лоб - взял базовую идею Зоричей и вывернул наизнанку. Чтобы подчеркнуть, насколько текст зависит от исходника, оттуда был заимствован один из персонажей - Пейпер, который у Зоричей как садится почти сразу на вынужденную, так больше и не появляется.
Было весело. А обернулось вон как :)
33

Никто не хотел убивать

Занятное остается впечатление от транскриптов, опубликованных МАК.

Наши военные сажать польский борт 101 у себя не хотели. Не из вредности, а по метеоусловиям. Они старались отбояриться от «этого поляка» и так, и сяк. Более-менее они притихли, когда пришли к выводу, что 101-й сделает контрольный заход для очистки совести и уберется на запасной аэродром.

Они и польский 031-й пытались на второй круг завернуть, но тот взял, да сел с первого захода. Судя по тому, что от него не получили ни одной «квитанции», садился он, крепко стиснув зубы.
Сам 031-й, приземлившийся, по собственным словам, «чудом», 101-му садиться, мягко говоря, не советовал, оценивая обстановку как «pizda».

И вот главное – командир борта 101 садиться на «Северном» тоже не хотел. Он это сказал открытым текстом: «в тех условиях что сейчас есть, мы не можем сесть».
«Попробуем подойти, сделаем один заход, скорее всего, ничего из этого не получится», - добавил он.

Почему командир в последний момент передумал и пошел-таки на посадку, теперь, ИМХО, вполне ясно. Надо было только полякам допечь МАК, чтобы наши обозлились – и выложили в открытый доступ транскрипты. И стало понятно все.

Если вам лень смотреть транскрипты (их лучше бы прочесть все, плюс, ранее опубликованную расшифровку переговоров в кабине, только тогда картинка целиком складывается) - вот самый смак.
Вот «как оно все было» шаг за шагом.

Collapse )