May 29th, 2013

(no subject)

Мой кузен Глеб некоторое время был сисадмином одного московского монастыря. Ну, случается.
Как нарочно он в то время отпустил бороденку, а волосы всегда длинные носил: у Глеба погоняло по жизни Хвостя. Короче, дылда такая с хайром и бородой, вида совершенно хиппового. Колотушка что надо, а на запястье фенечки. Make love, not war. И глаза добрые-добрые, кроме шуток.
Молодой еще совсем на тот момент, двадцать пять от силы.
И, значит, поддатый Глеб вваливается в метро, где его у турникетов принимает подземная милиция.
А из документов у нетрезвого гражданина Дивова только пропуск в монастырь.
Менты смотрят в документ, потом в добрые-добрые глаза - и говорят:
- Что же вы, батюшка, наебенились так! Стыдно! Что люди подумают!..
И дают пройти, неодобрительно качая головами.
Глеб потом сказал: и правда стыдно стало.
*****
Ему позавчера тридцать пять стукнуло. Удивительно, что я вообще вспомнил об этом: нам пофигу формальности, мы же братья. Мы друг на друга плохо влияем, когда встречаемся. Да и когда не встречаемся, тоже. Одно лишь воспоминание о том, что есть на свете этот талантливый лоботряс, провоцирует бухать и веселиться, забив на все. Но я держусь: работать надо.
Будь здоров, Хвостик.


Глеб и Тошка жгут на кухне, 2007, (c) NIN, back vocals: Trent Reznor